О ДИЗАЙНЕ, ФИЗИКАХ И ЛИРИКАХ

После окончания Второй мировой войны научную и культурологическую общественность перманентно преследуют проблемы взаимоотношений интеллектуалов — "физиков" и "лириков". 
Ч.П. Сноу в мае 1959 года в Кембриджском университете прочитал лекцию на тему "Две культуры и научная революция". Сборник публицистических работ автора издан в Лондоне в 1971 году, а в русском переводе появился уже в 1973!
*
Основополагающая мысль интеллектуального труда по Сноу сводилась к утверждению, что между традиционной "гуманитарной культурой" и новой, так называемой "научной культурой", производной от научно-технического прогресса второй половины XX века, растет с каждым годом катастрофический разрыв. В результате ширящегося взаимонепонимания между учеными и "литературными интеллектуалами", все более возрастает прямая враждебность между "физиками" и "лириками".
Более того, противостояние так называемых "двух культур", может вообще привести к исчезновению межличностного понимания интеллектуалов, если не принять радикальных мер, дающих возможность сблизиться страдающим от излишнего практицизма "физикам" и бесплодно рефлексирующими "лирикам".
*
В развитие тезиса о "двух культурах" предложим схематичное понимание и упрощенные взаимосвязи на опыте взаимоотношений интеллектуалов Советского Союза второй половины ХХ века и современной постиндустриальной России…
За начальную точку отсчета взаимоотчуждения двух культур следует принять 1945-й год! Взрыв атомной бомбы не только позволил молниеносно закончить Вторую мировую войну (не рассматриваем в данном контексте моральность атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки), но главное — показать безграничную силу науки.
Именно атомный проект нужно считать переломной точкой мирового осознания беспредельных возможностей человечества, изменившегося общественного отношения к науке!
Развитие атомной энергетики, радиолокации, ракетной и космической техники, реактивного самолетостроения, атомного подводного флота, вычислительной техники, телевидения, лазерной техники, модернизация технологий во всех, абсолютно во всех(!), направлениях науки и техники и т. д., можно считать лишь нюансировкой и научным обрамлением высвобожденной атомной энергии.

2

Всего 500 лет назад светоч человечества Леонардо да Винчи представлял единство науки и искусства. Менее 100 лет назад конструктивист Татлин мог позволить себе одновременно заниматься изобретательством, наукой и искусством. Художник П. Митурич подал заявку на авторское свидетельство лодки в 1931 году. Е.А. Мурзин создал первый в мире универсальный электронный синтезатор звуков, названный в честь композитора А.Н. Скрябина "АНС". Первые профессиональные сочинения, созданные на АНСе, были исполнены в 1961 году.
Конец 50-х, начало 60-х годов правомерно считаются в родном Отечестве началом исследуемого дискурса. Проблема "физиков" и "лириков" волновала гражданскую общественность до середины 70-х годов. Однако сегодня тема отношений интеллектуалов "канула в Лету" и совершенно не тревожит общественность.
*
Существовал анекдот о партийных работниках в Советской Армии: закрыл рот - убрал рабочее место! По сути, это гуманитарная деятельность человечества - философия, политика, искусство, литература...
Антитезой можно назвать науку, технику, материальное производство, строительство...
В первом случае, результатом деятельности является "продукт искусства", а во втором - "материальные ценности". В самом широком понимании терминов...
Многогранность деятельности человечества и признание результатов созидания заключена, в частности, в том, что существуют объективные и субъективные оценки. В одном случае, это оценочные суждения итогов творчества, а в другом, объективные измерения плодов деятельности.
Иными словами, не сделай своих гениальных открытий сэр Ньютон, их сделал бы Гук (что, кстати, во многом, совершеннейшим образом не опровергнуто) или некий г-н "имярек". Открытия Гука и Ньютона объективны и требуют беспристрастных доказательств.
Наряду с этим, "Подсолнухи" мог создать только Ван Гог и никто иной! 
Художественная гениальность оценивается субъективно, на результат оценки влияет временной интервал создания продукта искусства, культурологическая среда, религиозность, "узнаваемость", вкус, мода, просвещение, образовательный кругозор, число зрительских просмотров за время от создания шедевра до настоящего момента и, конечно, промоутеры (в самом широком значении понятия). И имеют отношение подобные обстоятельства, как к художнику, так и потребителю искусства.
В науке все значительно проще…
Результатом научной деятельности является объективное познание мира, возможность математического моделирования, эксперимент… В науке возможна дискуссия лишь об исторических (временнЫх) приоритетах научных открытий (объективность открытия подтверждается исследованиями), об именах первопроходцев (приоритетах), а в оценке значимости произведений искусства аргументами являются известность, оригинальность, популярность, эпатаж, неподражаемость, новизна, определяемые экспертной оценкой корпоративного сообщества.
В силу отмеченных обстоятельств в искусстве все подвержено сомнению, возможны неоднозначности оценок из-за многообразия религиозных и национальных культур, различия индивидуальных вкусов и предпочтений, модных трендов развития искусства, конъюнктуры, наконец. Лишь произведения вековых давностей, образующие художественные школы, не подвержены пересмотру, как ставшие историей развития академического искусства, признанные вершиной художественных воззрений и потерявшие сиюминутную актуальность.
"Зритель" имеет право на широту восприятия, размытые вкусовые границы и пристрастия, т. е. может быть "всеядным". В то время, как автор художественного произведения обязан иметь собственную позицию, артикулированную художественную точку зрения, выраженную в формотворчестве и образах!
Художественное творчество, в силу самовыражения чувственного внутреннего мира создателя, субъективности восприятия и оценки результата творчества, замкнутости и индивидуальности творческого процесса, может породить у автора ложную и самоочаровывающую мысль о "непризнанности" творения "гения" современным "невежественным" зрителем, его "недоразвитости", непонимания "толпой" продвинутого сегодняшнего искусства. И тому есть случаи исторической недооценки современниками значимости некоторых подлинно великих художников, подобные случаи вселяют надежду в нынешнего "демиурга от искусства" на посмертную оценку собственного творчества!

*
Нарождение новой субкультуры под названием интернет порождает видимость раскрепощенности и творческой свободы выражения личностного мнения. Отсутствие цензуры, а главное внутреннего стержня самооценки и самокритики, порождает непонимание во взаимоотношениях представителей "двух культур".

Всегда существуют люди корпоративной ангажированности — и "физики", и "лирики". Вообще-то это нормально. Однако никогда не присутствовало в советском прошлом сегодняшнего отчаянного антагонизма и сословного презрения в среде "двух культур". Наличествовала некоторая конвергенция между "физиками" и "лириками". При всех различиях в профессии и мировоззрении внутри дружественных компаний, людей технических знаний были профессиональные художники, певцы, деятели кино; близко знакомые — скульпторы и актеры...
Многие писатели, деятели кино, барды, поэты по первому высшему классическому образованию оканчивали технические факультеты институтов.
Любопытно, что А. Галич, сценарист и драматург, в марте 1968 года в Академгородке Новосибирска состоялся единственный публичный концерт Александра Галича в СССР, проведённый клубом «Под интегралом», а свое 50-летие автор песен праздновал в Дубне среди физиков-ядерщиков.
*
Особенностью современного обмена информацией является то, что мысли, почерпнутые в широковещательных СМИ, декларируются в интернете без анализа, знания и понимания сути проблемы, по принципу корпоративного доверия и непоколебимости кодекса чести в определенных кругах.
Мало кто из художественной общественности знает, чем занимались такие ученые, как Расплетин, Раушенбах, Янгель. А ведь это уровень интеллекта и результатов творческих достижений, ничуть не уступающие значимости таких художников, как Брюллов, Коровин, Шагал, Фальк, П. Митурич, В. Юкин...
Нами упомянуты авторы научных открытий в пространстве системных разработок оружия…
Гуманитариями и "общепринятым общественным мнением" незнание творчества художников расценивается, как "ущербность личности, ее несовершенность и некультурность". Созидателями художественного процесса знание научных достижений и фамилий ученых начинается и заканчивается именами Архимеда, Пифагора и Ньютона! Возможно "удостоится" памяти С. Королев...
Если на "любительском уровне познания искусства", мы можем встретить вполне достойных самородков - создателей объектов искусства (Нико Пиросмани, бабушка Мозес, представители примитивизма, А.А. Леонов, Артур Кларк), а порой и гениальные открытия (академик Б.В. Раушенбах; Е.А. Мурзин — изобретатель АНСа и создатель Научной эстетики), то в обратном направлении не существует движения гуманитариев, создавших, хоть что-то в технических дисциплинах.
Не добились носители гуманитарных знаний успеха в инженерии, не говоря уже о достижениях в науке.
*
Однако существуют деятельность человеческого разума, которая объединяет "две культуры".
В частности, архитектура – синтез инженерного проектирования и тенденций современного развития материально организованной среды для обеспечения жизнедеятельности в соответствии с эстетическими воззрениями общества и личности. И, конечно, промышленный дизайн, область художественно-технической деятельности, целью которой является определение формальных качеств и внешних черт промышленно производимых изделий народного потребления, их структурных и функциональных особенностей и внешнего вида.
*
Промышленный дизайн является родственным с архитектурой не только сочетанием функционально-технического и образно-стилистилистического подхода, но и всепроникающей широтой потребительского использования, доступного в разной степени каждому. Кроме того, четко определить статус автора полноценного объекта архитектуры и дизайна, исходя из вышеизложенных соображений, довольно сложно, а оценки результатов творчества неоднозначны. Однако общепринятое наименование "краткого" авторства объектов архитектуры и дизайна по имени художника ни в коем случае, по гамбургскому счету, не умаляет значимость инженерной составляющей проекта! В полном описании продукта творчества архитектора и дизайнера упоминаются все соавторы проекта, и это справедливо!
Школы дизайна в разных странах мира опираются на несколько разнящиеся якорные основания. Это обусловлено целым рядом факторов пути развития науки и искусства в изучаемой стране. Учитывая отечественный исторический опыт и расстановку приоритетов, можно сказать, что изначально промышленный дизайнер рассматривался как художник-конструктор, что однозначно определяло понимание и роль данной профессии. В процессе глобализации культуры и интеграции иностранных определений в современный русский язык "художник-конструктор" плавно превратился в "дизайнера", границы значения которого, к сожалению, безмерно и произвольно расширились. В настоящее время понятие "дизайн", употребляемое рядом со словами “штора”, “ногти”, “венок”, "ландшафт" означает скорее украшательство и декораторство.
Время трансформации термина доподлинно устанавливается на примере развития кафедры ныне "Промышленного дизайна" ведущего художественного ВУЗа страны - МГХПА им. С. Г. Строганова. Официальная замена понятия произошло в 1992 году, когда специализация "Художник-конструктор" стала именоваться "Дизайнер". В данном случае, могу засвидетельствовать на собственном примере, что поступив в "Высшее Училище (б. Строгановское)" на кафедру "Художественного конструирования", перейдя на 4 курс, я оказалась на кафедре "Промышленный дизайн" и закончила уже "Институт им. С. Г. Строганова", получив диплом об окончании ВУЗа, в котором впервые указывалась квалификация "Дизайнер". Обстоятельства собственной биографии не могло не заставить более пристально присмотреться к пониманию понятий "двух культур".
*
С одной стороны, основополагающим фундаментом образования российской школы дизайнеров является художественное творчество, опирающиеся на всемирную историю искусств и навыки классического изобразительного искусства. С другой стороны, знаний в области сопромата, материалов, черчения и начертательной геометрии.
Предопределением отбора поступающих в художественный ВУЗ творчески талантливых "лириков" явилась проверка их способностей к техническим оценкам прочности материалов и силовым нагрузкам конструкций, умению абитуриентов применять математические расчеты эргономических величин, понимать значения величин нагрузок электрических сетей, других технологических показателей – иными словами, быть почти "физиками".
Стоит добавить, что немаловажным фактором является актуальность запроса общества проектируемых объектов, в дальнейшем тиражируемых в промышленные изделия. Необходимо знать и учитывать современные производственные достижения, технические возможности изготовителей, научные и настроенческие тенденции публики и узкопрофессиональных трендов, что в бОльшей степени не касается произведений "чистого" искусства. По сути, в мировоззрении и выборе окончательного решения художник преодолевает разворачивающуюся внутреннюю творческую драму, поскольку в итоге приходится поступиться сугубо личными художественными воззрениями автора, не актуальными "сегодня" и, тем не менее, отстаивать собственное прогрессивное и целостное вИдение проблемы, для сохранения высокого художественного уровня.
Промышленный дизайн как вид деятельности наиболее близок к компромиссу двух противостоящих взглядов на окружающий предметный мир. Дизайнер, несомненно, должен обладать аналитическим складом ума, умением если не изобрести (что тоже возможно), то собрать по схеме технический конструктив с возможностью изменения как компоновки элементов, так и функционала, усовершенствовать или в корне поменять внутреннее устройство бытового или производственного прибора или элемента. Уметь оптимально определять существенные и вторичные элементы конструктивной схемы проектируемого объекта. Также в круг определяемых задач промышленного дизайнера обязательно входят сценарии использования, хранения и утилизации. Необходимо учитывать все грани эстетического характера дизайнерского объекта, такие как художественный образ, стилевая особенность, пропорциональное соотнесение элементов, соотношение масштабов, классовая и тематическая принадлежность, наличие оригинальных и модных особенностей, маркетинговый месседж и индивидуальные авторские амбиции. В рассматриваемом аспекте совершенно неверно отдавать предпочтение либо "функции", либо "эстетике".
По нашему убеждению, неприемлемо и спорно высказывание подобно приведенному: "Как представляется, главным ориентиром для дизайнера должно быть удобство пользователя. Функциональная вещь всегда красива. Если покажется, что недостаточно, всегда можно дополнительно украсить. Но нефункциональную вещь, сколько ни крась..." [5.c.9].
Отчасти приведенный посыл справедлив, если речь идет об обязательном функциональном удобстве, но определение "украсить" принципиально меняет критерии создания и оценки объекта дизайна, заменяя творческий подход проектирования украшательством, декораторством и оформительством.
В случае перекоса значимости приоритетов "пользы" и "красоты", отсутствия оптимального решения двух аспектов проектирования в результате может не состояться одновременно абсолютно функциональный и высоко эстетический объект промышленного дизайна.
Необходимо взаимодействие на тонкой грани взаимопроникновения двух интереснейших и глубоких понятий: "функции" и "эстетики", которые транслируют и создают представители архитектурных и дизайнерских профессий, гармонично соединяющих в личности художника "лириков" и "физиков".

Литература:


1. Ч. П. Сноу. Две культуры. М. Издательство "Прогресс", 1973.


2. Б. В. Раушенбах. Системы перспективы в изобразительном искусстве (Общая теория перспективы). М. Издательство "Наука", 1986.


3. Б. В. Раушенбах. Геометрия картины и зрительное восприятие. СПб.: Азбука-классика, 2001, 320 с.


© 2019 Кафедра "Промышленный дизайн" факультета "Дизайн" МГХПА им. С. Г. Строганова

  • YouTube канал кафедры Промдизайн
  • Facebook Black Round
  • Instagram - kpd100.stroganovka