МАРКО САММИКЕЛЕ. ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ИТАЛЬЯНСКОГО ДИЗАЙНА.

«Повествование о дизайне» - так называется предмет, который преподаёт Марко Саммикеле (р.1979), глава международного отдела Миланской Триеннале, эссеист и педагог.

 

«Вся моя жизнь состоит из слов, которые я пишу и произношу. Часто то, о чем я пишу или говорю становится выставкой или книгой.» Марко - куратор многих выставок, посвящённых итальянским дизайнерам (Бруно Мунари, Марио Беллини, Этторе Соттсасс), автор множества публикаций по самым разным темам культуры, искусства и дизайна (об Инго Маурере «Поэтика света», об Этторе Соттсассе «Гармония порядка», о Захе Хадид, о педагогике и архитектуре; отдельным блоком идут статьи, где рассматривается религиозная составляющая архитектуры и дизайна, пути развития современного промышленного дизайна и дизайн в сфере исторического и культурного наследия). 

 

2

Марко Саммикели уже своей манерой читать лекции - иронизировать над материалом, включать аудиторию в процесс обсуждения, непосредственностью - олицетворяет саму суть итальянского дизайна, о котором сложено множество мифов, но четкого определения (формулы) нет. Есть абсолютная притягательность образов, обаяние, темперамент - качества, которые скорее присущи живому, чем вещи. И сегодняшнее выступление Марко - тому подтверждение. Рассказывая о вещах, он говорит о них как о полноправных собеседниках, друзьях, персонажах истории, раскрывая биографию каждого. Его жестикуляция, азарт и ирония оттеняют вещи, заставляют поверить нас в то, что они не просто вехи, «мифы и легенды» ушедшей эпохи, а герои, живущие вне времени - рассказывая о них, можно вызвать их к жизни.

Миланская триеннале существует с 1923 года и каждые три года организует выставку в Милане. Миланская Триеннале - не только то место, где выставляются объекты дизайна, но осуществляются и встречи дизайнеров, показы мод, проходят спектакли. 

«Паола Антонелли вызвала меня как королева вызывает агента 007. Ты не можешь отказаться, можешь только ответить: да, Ваше величество! Так (указывает на здание Миланской триеннале) этот дом стал моим офисом.»

Именно приложение креативности к промышленности дало начало итальянскому дизайну, считает Марко. Можно здесь поспорить, вспомнив Соттсасса, который как раз о послевоенной ситуации в Италии утверждал обратное - тяжелая промышленность существовала, а легкая - нет. Но скорее всего эти слова были сказаны Марко как формула, на самом деле верная для любой национальной модели дизайна. Но о том, что придаёт этой формуле непредсказуемый результат, в корне отличающийся от других моделей дизайна, Марко скажет позже.

«Дворец искусств» - концепция триеннале 1933 года. Марко отмечает, что в годы правления Муссолини уже зарождается «креативность, приложенная к промышленности». Речь идёт о функционализме в архитектуре, например, в творчестве Джио Понти. 

До 1990-х в Италии нельзя было изучать дизайн как отдельную профессию, это была специализация архитектуры. «От ложки до города» - так Бруно Мунари назовёт этот подход. И, если обратиться к биографиям легенд итальянского дизайна, они все без исключения - именно архитекторы по образованию. Архитектура даёт цельное видение проблемы, учит анализировать и сопоставлять эстетические и технологические параметры с большей ответственностью, чем в «камерных» жанрах дизайна. И вместе с тем всегда имеет в виду человека как обитателя будущего пространства. Соотносит масштабы и несет, объединяет в себе - почти как мироздание - все отдельные его составляющие.

«Дизайн для итальянца - это вопрос жизни как таковой, а не вопрос вкуса.»

Глядя на предметы, которые показывает Марко, возникает ощущение самоценности («скульптурности») каждого предмета дизайна, образца идеального сочетания искусства и тиража, авторской руки и промышленного производства. 

Нынешняя триеннале проходит под девизом «сломанная природа», broken nature. Как говорит Паола Антонелли, задача этой выставки прежде всего в том, чтобы люди (зрители) смогли реально осознать степень своего влияния на происходящее, оценить возможность участия в предотвращении тех или иных процессов. Стали из зрителей - участниками. И - отдельно стоит сказать о графическом дизайне триеннале, представляющем собой паттерн из элементов букв логотипа и линий, фрагментов окружности. Вся система построена на основе кинетики, «живой» графики. Плакаты становятся стоп-кадрами экранной графики.

«Наступает время, когда дизайн становится идеей, не только объектом.» Будущее за междисциплинарностью - за сочетанием многих средств художественной выразительности, объединённых уже не просто жанровой принадлежностью к дизайну, а некоей идеей дизайна как культурной связи, проектной общности.

«Человек рискует разорвать отношения с природой, дизайн способен эту дыру заштопать.»

«Дизайн способен изменить жизненный уклад, это проверено временем - радиола на улице, портативный компьютер изменили ритм жизни.»

«Итальянский дизайн размышляет о человеческом поведении, об эмпатии.

Дипломатия культуры способна преодолеть то, что неспособна политика. Культура делает человека свободным.»

«Основное свойство итальянского дизайна это то, что на латыни носит название «республика», ибо касается всего общества в целом». 

На экране - картина Браманте «Идеальный город» - «что такое республика показывает нам художник - это площадь, общественное пространство. Но показано и приватное изменение общественного жилья, удаётся соблюсти меру частного и общественного. В 16 веке дизайн идея была глубоко выражена и осмыслена.

Поэтому отношения итальянского дизайнера и его истории всегда были кошмаром и мечтой.»

Радикальные дизайнеры из Турина («Группа 1965») решили расправиться с историей - превратили ионическую капитель в жезлонг из мягкого материала. 

Итальянский дизайн, его сущность, его формула - это две картинки: идеальный город Браманте и жезлонг в виде капители. 

«Соотношение общественного и личного в приложении к социуму, отношения с собственной историей, невозможность от неё отказаться, но желание сместить приоритеты, увидеть за устоявшейся формой - образ не только классический, но и непредсказуемый, ироничный.»

Итальянский дизайн - это ещё и «желание заглянуть в иные миры» - на фото, сделанном на триеннале 1960-х (?) люди, приникшие к маленьким экранчикам, проект сделан в бюро Этторе Соттсасса. 

Итальянский дизайн интернационален, говорит Марко и показывает фото с подставками для флагов Кастильони. 

Итальянский дизайн по сути «победил стереотип, что художественное произведение существует в единственном числе.»

Перед нами - стол на птичьих ногах, его создала швейцарская художница, cassina выпускает его как образец самого настоящего промышленного дизайна. (Здесь уместно вспомнить Бранци с его серией «Домашние животные». Возможно речь идёт не столько о привнесении интернациональных культур, сколько об ассимилировании идей итальянского дизайна.)

«Подобное стало возможно благодаря действующим дизайнерам, которые объяснили, что нет преград для творческой идеи - литература может быть воплощена в дизайне, любая метафора, любая идея.» И Марко показывает фотографию Бруно Мунари. «Философ дизайна», комментирует он.

«Материалы и формы, с которыми он работал, предельно просты.»

«А вот два колосса, создавших Оливетти - легенду итальянского дизайна: Оливетти и Марио Чу, физик и математик.»

«История итальянского дизайна, это история людей, которые смогли убедить других доверить им капитал, а не история огромных промышленных предприятий.»

На экране фото - совет директоров Оливетти (начали работать в таком составе с 1954 г), в первом ряду Марио Беллини и Этторе Соттсасс, сидят в офисе, где современная офисная мебель и интерьер античного храма. Вновь - столкновение истории и современности. Может в этом дуализме и заключается вся соль итальянского дизайна? В не-столкновении, отказе от ожесточённой битвы времён, а в чувственно-ироничном обольщении одного другим? 

«Скорость и фантазия нужны были Италии после войны.»

Марио Беллини, первый персональный компьютер «программа 101».

Компьютер должен был быть хищником, завоевать рынок. Беллини стал думать, на что он может быть похож - и Марко показывает акулу. Состыковать жабры акулы и вентиляционные желобки в этой модели - задумка Марио Беллини.

Марио предложил телесный контакт с техникой - Джобс это понял, когда встречался с Беллини. Так, по принципу кожи, обтягивающей скелет, спроектирован калькулятор Дивисумма. «Это дедушка современных тач скринов».

Виниловый проигрыватель - 1968 год, год больших студенческих волнений. 

С ним можно было сесть в машину и уехать далеко, наслаждаться музыкой. 

О чем бы не говорил Марко, постоянно даёт о себе знать чувственное отношение к дизайну, понимание дизайна как эмоциональной сферы. Не функционально-предметной, а той, что способна именно в чувственном плане быть «эргономически» верной, адекватной человеку. 

«Одержимость историей и борьба с историей - вот два полюса итальянского дизайна.»

На экране - «Мадонна в синем» Антонелло да Миссина - «чему может научить нас пюпитр? Тому что если поверхность наклонить, то становится удобнее читать и писать.»

«Будущее культуры содержится в оттенках, не все языки способны это слово перевести. Потому что там будущее нашей фантазии.»

Лекция проходила во флигеле со звучным названием «руина» - и эти стены, своды, поверхности, чья фактура напитана временем, как нельзя лучше подходили под разговор об итальянском дизайне как об ироничном взаимодействии с историей. Пространство - кажущееся вечным, что старше любого из присутствовавших и вещи Марио Беллини в витринах. И слушатели, и сам Марко Саммикели

 

Екатерина Александровна Лаврентьева

5 марта 2019 года

© 2019 Кафедра "Промышленный дизайн" факультета "Дизайн" МГХПА им. С. Г. Строганова

  • YouTube канал кафедры Промдизайн
  • Facebook Black Round
  • Instagram - kpd100.stroganovka